Благотворительный Фонд
при Детской городской клинической больнице №9
им. Г.Н. Сперанского
Регистрационный № 102770054378
+7 (499) 256-64-44

Психология


Психологические проблемы у детей, перенесших ожоговую травму


Дети, перенесшие ожоги, нуждаются не только в медицинском лечении, но и в социально-психологической реабилитации. Это обусловлено следующими обстоятельствами:

Довольно часто ожог является только частью травмирующего события. Дети могут получить ожог в результате пожара, аварии или другого события, которое влечет за собой серьёзные изменения в жизни ребенка, в том числе, потерю близких. Сильный ожог не только причиняет боль, но и может серьезно изменить внешность ребенка. Сама по себе госпитализация, разлука с близкими людьми, может быть травмирующим обстоятельством, не говоря уже о боли, которую ребёнок испытывает начиная с момента ожога и на протяжении всего лечения. Все эти факторы приводят к тому, что адаптивные механизмы психики ребенка могут быть нарушены, что, в свою очередь, приводит к формированию посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).


ПТСР  - это непсихотическая отсроченная реакция на травматический стресс (такой как: природные и техногенные катастрофы, боевые действия, пытки, изнасилования и др.), способный вызвать психические нарушения практически у любого человека. У детей ПТСР может проявляться в повышенной возбудимости, которая не наблюдалась до травмы, нарушениях сна и ночных кошмарах, в трудностях концентрации внимания, депрессии. В игре дети могут постоянно воспроизводить сюжеты и переживания, связанные с травматической ситуацией. Ребёнок может заново телесно переживать травматическое событие ситуациях, которые внешние или внутренние напоминают переживаемую. ПТСР может проявляться и в постоянном избегании мыслей, чувств, разговоров, мест, тем, людей, которые могут пробудить воспоминания о травме. Некоторые дети не могут вспомнить о важных аспектах травмы (психогенная амнезия).


Отдельно стоит упомянуть о влиянии ожоговой травмы на "Образ-Я" ребёнка. "Образ Я" -- это одна из важнейших подструктур личности, содержащая представление человека о себе. Образ-Я формируется и изменяется на всём протяжении жизни человека во взаимодействии его с миром. Однако слишком резкие изменения Образа-Я приводят к дезадаптации. В случае детей, перенесших ожоги, это может проявляться в нарушении социальных связей. Некоторые дети боятся возвращаться в школу, встречаться со старыми друзьями, стыдясь своей измененной внешности. Иногда родители этих детей, также стыдясь их внешности, стараются ограничить их круг общения, возможность выходить из дома, сводя все социальные контакты к минимуму.


Аня (13 лет) получила тяжелую электротравму, в результате которой была ампутирована правая рука, сильно пострадало лицо. Семью девочки можно отнести к социально благополучной. Тем не менее, родители, будучи не в силах справиться со своими переживаниями и боясь осуждения знакомых (семья живет в маленьком поселке), практически не выпускали ребёнка на улицу и, боясь огласки, были против обучения ребенка на дому. После посещения семьи социальным работником и психологом, ребёнок стал больше гулять и общаться со сверстниками. Родители стали сотрудничать с социальным работником, ребёнок был несколько раз направлен в различные медицинские учреждения для лечения и реабилитации. С согласия семьи, по рекомендации социального работника, девочка переехала к родственникам в близлежащий город, где она стала ходить в школу и полноценно общаться со сверстниками.


Сотрудниками фонда было  проведено психологическое обследование детей, вскоре после выписки из стационара (продолжительность реабилитационного периода от 3 месяцев до 12 месяцев). Данное обследование показало, что у 20% детей отмечаются выраженные признаки посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), и ещё в 30 процентах случаев можно видеть отдельные симптомы ПТСР и депрессии. Причём, исследование родителей детей показывает наличие у них ярко выраженных признаков вторичной травматизации, в ряде случаев доходящей до признаков четко оформленного ПТСР и депрессии. Это значит, что психологическая помощь должна оказываться не только самому ребёнку, но и членам его семьи. 


Полученные на сегодняшний день результаты пилотажного психологического обследования детей показали, что на этапе стационарного лечения, "Образ-Я" этих детей ещё не претерпевает существенных изменений. Их эмоциональное состояние в большей степени определяется перенесённой  травмой, болью, возможно и разлукой с близкими и т. д. Однако, уже в момент снятия повязки, когда ребёнок впервые видит последствия ожога, начинается деформация "Образа-Я".


По исследованиям  психологов, относительная стабилизация "Образа-Я" при благоприятных обстоятельствах (благополучная семья, поддержка социального окружения) наступает приблизительно через год после травмы. 


Этапы психологической реабилитации. 


По результатам нашего исследования можно выделить три этапа психологической реабилитации детей с ожогами.


1. На первом стационарном этапе психологической реабилитации основное содержание работы должно быть направлено на снятие острой стрессовой реакции, на формирование благоприятного эмоционального фона и создания установки на то, что всё страшное позади и необходимо думать о возвращении в привычную социальную среду (особенно это актуально для детей, имеющих экстремальной опыт). Психолог встречается с пострадавшим ребёнком и членами его семьи, чтобы оценить их состояние и снять острые и стрессовые реакции. На этом этапе наиболее важную роль играют социальные педагоги и арт-терапевт, которые проводят с детьми творческие и игровые занятия. 


Серёжа 10 лет получил тяжёлую электротравму. Пока мальчик лежал в палате интенсивной терапии, с ним занимались социальные педагоги. Из-за регулярного применения наркоза и постоянно испытываемой боли, его сознание было спутанным, ему было трудно разговаривать, поэтому общение с ним составляло примерно 10-15 минут в день. Мальчику было легче играть в словесные игры, чем отвечать на вопросы о себе. После того, как его перевели в общую палату, он стал приходить в игровую комнату. В данном случае сыграли роль ранее установленный контакт с социальными педагогами, а также, рассказы других детей об интересных занятиях в игровой комнате. На первых занятиях Серёжа вел себя очень робко. По мере выздоровления он становился всё более активным. Занимался подолгу, был поглощен работой. Серёжа обычно просил большой лист бумаги, его работы занимали много места. На момент выписки проявлял живость, шалил, при этом не проявляя агрессивности по отношению к другим детям. Стоит отметить его толерантность к чужой агрессии и лидерские качества. Комментарии, которыми он сопровождал свою работу, часто служили завязкой общего разговора в группе. Несомненно, в успешном восстановлении  Серёжей социальных навыков сыграло большую роль тёплое участие врачей и медсестёр отделения, которые часто его хвалили, даже за небольшие успехи.


2. Следующий этап психологической реабилитации начинается после выписки из стационара. На этом этапе психологическое консультирование играет большую роль, чем при лечении в стационаре. В нашем фонде действует Консультативная служба, в которую наши пациенты и их родители могут обратиться за помощью психолога. По психологическому содержанию, это должна быть более глубокая работа с образом я ребёнка. Психолог должен помочь ребенку принять себя таким, какой он есть, используя и поддерживая при этом, появляющийся у него компенсаторный потенциал. Наряду с этим  должна продолжаться психологическая работа по развитию навыков саморегуляции своего психического и физического состояния. Это крайне важно для того, чтобы ребенок мог самостоятельно справляться с продолжающимся лечением, чтобы он мог терпеть испытываемую при этом боль, мог, по возможности, снижать её интенсивность, понимать неизбежность этого боевого опыта при дальнейшем восстановлении. В ряде случаев, когда травма оказывает разрушительное влияние на всю семью, необходимо ввести работу со всей семейной системой отношений.


 Настя 13 лет. Ожог получила в возрасте 12 лет. 20% ожога, волосяной покров и шея. Она обратилась за помощью к психологу самостоятельно, узнав о такой возможности в отделение реконструктивной хирургии, где ей делали операцию по пересадке волос. Настя стала замечать за собой излишнюю раздражительность, вспышки ярости в отношениях с родителями, особенно со старшим братом. По её словам, Настя его ненавидела и считала виновным в произошедшем с ней несчастье, так как он был рядом в тот момент, когда это случилось, и не успел помочь. О своей внешности Настя не упоминала. Работа с ней началась в отделении и была продолжена в поликлинике, куда она приходила после выписки. На данный момент было проведено 10 встреч. Первые несколько встреч были посвящены целиком обсуждению её чувств к брату и отношениям с родными. Как выяснилось, за злостью и обвинениями, предъявляемыми брату, скрывалась любовь и желание получить от него поддержку. Только после седьмой встречи Настя сама заговорила об отношении к своей внешности. Настя рассказала, что чувствовала себя обманщицей, так как в течение всего года, до операции по пересадке волос, ходила в парике,  чтобы скрыть последствия ожога. Она сказала о своём беспокойстве по поводу результатов операции, и это стало отправной точкой для работы с "Образом-Я".


3. Основное содержание третьего этапа-направленность на повышение социальной адаптации, наработку навыков социальной коммуникации. При нашем фонде создан Детский клуб для бывших пациентов ожогового центра. Встреча с детьми в рамках Детского клуба проходят раз в месяц. Это может быть экскурсия в музей, поход в цирк, изготовление витражей в художественной мастерской или катание на лошадях. Ежегодно фонд "Детская больница" организует летний реабилитационный лагерь.


Целью нашей работы является расширение социальных контактов ожоговых детей. Однако, зачастую страх может быть так велик, что ребёнок или вся семья избегает любых контактов, что может привести в полной изоляции. Для таких детей клуб становится своеобразным мостиком в мир, экспериментальной площадкой, где ребёнок учится заново строить социальные связи.


Костя, 14 лет. Ожог получил в возрасте 11 лет. 30% поверхности тела, 3-4 степень. Причиной травмы стало неосторожное обращение с огнём. Костя был замкнутым, не участвовал в общих играх, избегал контактов со взрослыми. На одной из встреч с психологом мама рассказала, что сразу после выписки из больницы Костя стал отказываться от общения со старыми друзьями. Когда к нему приходил кто-нибудь в гости, он запирался у себя в комнате и не выходил. Долгое время находился в депрессивном состоянии, возникло отчуждение между всеми членами семьи. Папа стал больше времени проводить на работе, и всю тяжесть проблемы взяла на себя мама. Несмотря на возникшие трудности, за помощью к психологам они не обращались. 

Первый раз мы встретились с ребёнком в летнем реабилитационном лагере. Внешне в его поведении  за время лагеря ничего не изменилось. Только позже мы узнали, что Косте очень понравилось в лагере, и он с нетерпением ждал встреч с новыми друзьями. В течение года он не пропустил ни одного занятия Детского клуба. Благодаря приглашению Кости в лагерь, и завязавшимся контактам с семьёй, мы получили возможность оказать ему поддержку. На встречах Детского клуба Костя постепенно сменил роль стороннего наблюдателя на роль участника. В следующем лагере Костя вел себя совсем иначе, чем в первом. Он с удовольствием играл, его не надо было уговаривать принять участие в мероприятиях лагеря. Мы часто видели его весёлым.